Вы здесь: Главная » Файлы » История » Ист. общества » Минутка истории. Осада Селенгинска.


16:12
Минутка истории. Осада Селенгинска.


Минутка истории. Осада Селенгинска.


Дело было в 1688 году. Московская царевна Софья лихорадочно предпринимала активные усилия, чтобы закрепиться при власти и отстранить от вмешательства в политику царевичей Ивана и Петра. Внимание от проблем в внутренній политике царевна пыталась перебить классическим способом – маленькими победоносними войнами Крымом. Но речь не об этом, а о том, что пока Москва упражнялася в не очень успешных попитках воевать с Крымским ханством, к восточных территорий Московского царства вніматєльно присматрювався китайский император Канси - правитель умный и хитрый. Фактически, над Россией нависла угроза потери всего Забайкалья - земли эти были и тогда и сейчас очень малозаселенные. Богдыхан Канси дєйствував спокойно и осторожно. Сам не воевал, но засылал на российскую территорию подвластны себе монгольские племена даурів, которые многотысячными ордами опустошали небольшие славянские остроги и поселения. В России сил воевать с Китаем не было, пришлось полагатися на дипломатию. То царевна Софья послала на переговоры с китайцами Федора Головина - молодого толкового боярина, будущего сподвижника Петра. Дипломатия, не подкрепленная военной мощью - бессильна. Это Головин понял, когда через много месяцев путешествия добрался наконец до острога Селенгонськ - тогдашний центр Забайкалья (почти 6 тысяч километров от Москвы). Гарнизон Селенгинська был приблизительно 200 стрелков при 6 пищалях. До населения Селпнгонська можно еще включить некоторое количество колодников, которые отбывали там пожизнєнну ссылку, благодаря милости сердобольної Софьи, которая заменила им смертный приговор ссылкой. Собственно, Россия всегда была большой тюремной государством и все остроги России всегда были еще и тюрьмами. Агенты богдыхана Канси внимательно наблюдали за предвижением посольского обоза Головина и периодически докладували кому положено. Тот, кому положено, решил преподнести Головину урок, чтобы устрашить московского посла и таким образом обеспечить себе лучшу переговорную позицию - классик жанра в восточній дипломатии. С етой целью в Селєнгінська была видвинута небольшая 5-тысячная орда даурів с задачою взять острог, захватить Головина и слєгка его напугать и потом передать китайцам для переговоров. Таким образом, китайцы были бы типа не при чом, а психологическое состояние Головина позволив бы розчитувать на повишену уступчивость московского посла. Параллельно, подотчотні Китая племена вели атаки на все главни русские остроги по всему периметру границы - перед переговорами всегда полезно напугать противника. Прибывший в Селенгинск посол Головин, когда узнал, что острог осадила многотысячная монгольская орда Тушету-хана, іспитав предатєльську дрожь в колєнях и нємедлєнно сел писать письмо царицы в стиле "все прапала" и "нас слівают". Обильно оросивши письмо слезами, Головин запечатал конверт и позвал коменданта острога спросить где здесь бліжайша почта. Комендант сообщив, что почты нет и еще скоро не предвидится.

- И шо теперь делать? - спросил отчаявшийся Головин.
- А шо делать? Нас двести человек, способных нести оружие, но оружие лишь колюще-режуще. С огнестрельного имеем только шесть пищалей. А осаждает нас по данным разведки 5 тысяч дауров.
- И шо? Сливаєм воду? - упавшим голосов поинтересувався Головин.
- Ну есть еще одна надежда - робко начал комендант. - Только даже не знаю как сказать...
- Да говори уже, не тяни муму! - не выдержал московский боярин, переходя на предательський дискант.
- Сидит тут у нас один колодник, государственний преступник. Утверждает, что если мы его выпустим, готов возглавить оборону острога и навалять всем монголам в радтусе 300 верст.
- А кто такой этот колодник?
- Не знаю, какой-то дед. Весь в шрамах, видать вояка был добрый.
- Делать нечего, - вздохнул Головин. - Как представитель верховной власти разрешают выпустит того деда из темницы и назначить командиром остального гарнизона. Деда выпустили, колодки с него сняли и начали наблюдать, что будет дальше. А дальше тот дед как преобразился. Сразу учинил смотр гарнизона, поставил в строй всех, кого можно, заслушав данные разведки и начал роздавать приказы. Дед оказался мущщиною быстрым и распорядительным: за его командами острог существенно укрепил стены, имеющиеся силы с умом расставлены по секторам возможной атаки. Ночью Головину не спалось - было откровенно страшно. Выйдя на крыльцо, чтобы дышать свежим воздухом, боярин увидел интересну картину: дед стоял в окружении группы самых здоровых и сильных стрелков и тихим деловым тоном раздавал им какие-то команды. До ушей Головина долетела лишь последняя фраза деда: "... работаем исключитєльно ножами. И чтобы никто ни звука. Все ясно? А если ясно - за мной". Отряд исчез в темноте. На утро стало известно, что отряд вернулся в острог без потєрь, оставив после себя в лагере монголов ужас и панику. Оправившись, монголы пошли на штурм Селенгонска, но гарнизон героически отражал волны атак. На деда невозможно было смотреть без восхищения. Казалось, что он помолодел на двадцать лет - война явно была его стихией. Дед носился по всем опасным местам, раздавая приказы и личным примером показывая, как надо бить врага. К вечеру монголы отступили унося убитых и раненых. Ночью неугомонный дед опять повторил вылазку. И снова возглавляемый им отряд сеял смерть среди врагов, не проронив при этом ни звука. Непривычные к таким методам войны монголы видели в этом действие каких-то потусторонних сил. Их шаманы подливали масла в огонь - то злые духи режут наших воинов. Тушету-хан, однако, не хотел принимать во внимание падший дух орды и велел опять пойти на штурм. С тем же, впрочем, результатом. Два месяца продолжалась оборона Селєнгінська и два месяца его защитники сеяли ужас и панику в рядах многократно превосходящих сил противника. Пока не стало ясно - монголы больше в атаку не пойдут, а если хан опять прикаже наступать, то они просто взбунтуются. Тушету-хан винуждєн был снятий осаду и позорно удалитися с остатками орды восвояси. Увидев, что осада снята и опасности больше нет, Головин позвал к себе деда, которого встретил с распрастьортими объятиями.

- Дед! Просите, что хотите! Но скажите хоть, как вас хоть зовут?
- Звать меня Демком, Ігнатов сын. По вашему уголовному делу прохожу, как Демьян Многогрешный. Бывший гетман Войска Запорожского.
- Отэ то да! - обалдел московский посол. Ладно, дед. То бишь, ясновельможный пан гетман. Лично буду просить царицу, шоб вас помиловала. А пока примите от меня шубу и назначаю вас комендантом Селєнгінська. И еще просьбу к вам имею - организуйте мне, пожалуйста, безопасный проезд к Нерчинська. У меня там переговоры с китайцами, дорога неблизкая. А с вами мне ничего не страшно.
- И это дело нетрудне - пожал плечами старый воин.
Посол Головин безопасно добрался до Нерчинська под надежной охраной, которую организовал Демьян Многогрешный. Переговоры закончились подписанием Нєрчинського трактата 1689 года - первого официального договора между Россией и Китаем. Неудачи монголов по штурму русских поселений поумерили аппетиты Китая, а Головин под надежной защитой Многогрешный чувствовал себя достаточно уверено. Поэтому азартно торговался с китайскими послами, доводя их до бешенства. Готова к большой войне с Китаем Россия, однако, винуждєна была уступить богдихану Кенсі реку Амур, зато сохранила за собой все Забайкалья. Мир с Китаем был стратегически важным достижением и впослєдствії развязал руки царю Петру для его европейских авантюр. Не последнюю роль во всей этой головокружительной геополитической истории сыграл селенгінський колодник Демьян Многогрешный - противоречивая фигура нашей истории. Прекрасный вояка плохо разбирался в политике, за что и поплатился. Поэтому помните, что войны никогда не выигрываются лишь военной силой. Нужны политические и дипломатические таланты. Демьян Многогрешный был возможно одним из лучших воинов и полководцев той эпохи, но будучи плохим политиком, запутался в хитросплєтєніях коварних врагов и в результате оказался на дыбе в московских застєнках. Конечно, говорить, что украинский гетман в одиночку отстоял Забайкалья и в дальнейшем держал границу с Китаем было бы преувеличением. Он конечно был не один. Ему в этом деле немало помогал его родной брат - Василий Многогрешный. Который также был колодником, был сослан в Красноярский край. Автономно от старшего брата, находясь за две тысячи километров от Селенгонска, бывший полковник Войска Запорожского Василий Многогрешный возглавив оборону Красноярска. И так возглавив, что джунгарии до сих пор не могут знадати о том врем'я без отвращения. Красноярский острог был больше захолусний Селенгинск и там на вооружении стояли даже пушки. Прекрасный артиллерист, черниговский полковник Василий Многогрешный продемонстрировал филигранное владение современным на то время видом вооружения. В критические моменты лично возглавляв контратаки защитников, заслужив таким образом любовь и почитание красноярцев. И про Демьяна и Василия в Москву писали челобитную с просьбой об их помиловании. Но Москва осталась глуха к этим просьбам. Да и молодому царю Петру было не до старых казаков. Так они и дожили свой век хоть и в ссылке, зато окружены заслуженным уважением и любовью местного населения. Говорят, что оба под старость постриглись в монахи и доживали замаливая свои многочисленные грехи. Дед не хочет сейчас говорить о политических ошибках Многогрешного, которые он натворил на посту гетмана и которые довели его, да и Меня до плачевного состояния - об этом много сказано и упреки в его адрес в целом справедливы. Дед хочет акцентировать внимание на другом - на мощном и несокрушимому боевому духу этих уроженців поселка Карп на славной Черниговщине. После всех политических поражений, после московских пыток и вынесенного им смертной казни, не сломались. Тысячи километров гнали их, уже пожилых людей, в колодках, по бездорожью и в лютый мороз в сибирскую ссылку - выдержали и даже не простудились. А когда дошло до дела - проявили себя бесстрашными воінами и звитяжними полководцами. Могилы братьев Многогрешный до нашего времени не сохранились. Каменная плита с могилы Демьяна была впоследствии вмурована в пол Спасского собора круг Новоселенгинска в современной Бурятии. Эту плиту позже там еще видели сосланы декабристы. Но сейчас и этой плиты нет. Нет памятников братьям Многогрешным ни в Новоселенгинську, ни в Красноярске. Но мы все равно помним наших казаков. Ибо они того заслуживают.

Демьян Игнатьевич Многогрешный (1631, Короп — 1703, Селенгинск) — гетман Войска Запорожского на Левобережной Украине с 3 марта 1669 года по 1672 год, преемник гетмана Ивана Брюховецкого. Пытался не вступать в открытую конфронтацию с гетманом Правобережной Украины Петром Дорошенко, принявшим турецкий вассалитет. По не вполне обоснованным подозрениям в связях с Турцией в ночь с 12 на 13 марта 1672 низложен казацкой старшиной в Батурине, выдан царским представителям и вскоре сослан в Сибирь, где отбывал заключение в Иркутской тюрьме. В 1688 году руководил успешной обороной Селенгинского острога от цинских войск, за что был освобождён. В 1696 году(?) постригся в монахи.

Демьян Многогрешный умер в Селенгинске в 1703 году. Похоронен на кладбище Старого Селенгинска.


Просмотров: 89 | Добавил: Valentin | Скачали:
0 голосов
Всего комментариев: 0